#Эксперт по информационной безопасности, #судебная экспертиза

+7 (495) 309-31-25 | tsarev@tsarev.biz

Недавно с Алексеем Лукацким переписывались об инсейде на финансовых рынках. Мне показалось, что эта тема очень интересная и достойная отдельной публикации. Дело в том, что играя на финансовых рынках вот уже 2 года заметил очень интересную деталь. Американские бумаги торгуются практически «без инсайда» в отличие от российских. Для России нормально если в течение дня, по непонятной причине, акции компании взлетают на 20%, а на следующий день появляется какая-то позитивная для компании новость, которая в свою очередь толкает цену бумаги еще на 20-40%. Причина в инсайде, узнав позитивную новость заранее можно сыграть на повышение и за 1 день заработать 20-40% от портфеля, а учитывая кредитное плече можно заработать и 100% и 200% за 1 день. Классный бизнес! Да только незаконный.

Цивилизованный мир борется за равные права всех участников рынка, поэтому власть стремиться максимально снизить уровень инсайда. Больше всех в этом деле преуспели США. Для американского рынка, описанный мной случай – это почти 100%-я гарантия расследования с высокой вероятностью «посадки» участников схемы. Строгость правоприменительной практики связана с осознанием рисков нестабильности финансовой системы.

Я не говорю что американцы молодцы, а мы нет, просто у них было больше времени чтобы прийти к осознанию рисков инсайда. Например, в начале прошлого века в США про инсайдеров (в современном понимании) даже в газетах писали, как об успешных бизнесменах.

Понятное дело, что в 21 веке это неприемлемо. И стремясь к статусу Москвы как финансового центра, российская власть должна предпринять меры по резкому снижению уровня инсайда.

Чтобы ответить на вопрос как можно снизить уровень инсайда в России и возможно ли это в принципе, я решил провести небольшое исследование и выяснить почему в США инсайд столь рискован и наказуем, а у нас за это разве что только медали не дают. В результате выделил несколько особенностей «русского» инсайда:

1) Итак, начнем с определения инсайда. В России принят закон от 27.07.2010 № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», так вот согласно ему:

«под инсайдерской информацией понимается точная и конкретная информация, которая не была распространена или предоставлена (в том числе сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну), распространение или предоставление которой может оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров (в том числе сведения, касающиеся одного или нескольких эмитентов эмиссионных ценных бумаг (далее — эмитент), одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов)»

Сложно, но вполне соответствует общему западному пониманию о том, что такое инсайдерская информация. С некоторой долей допущения инсайдерскую информацию можно определить как:

«…существенная информация об активах компании ограниченного распространение».

Другими словами под инсайдерской информацией и в России и США понимают одно и тоже. Это уже хорошо.

2) Теперь, посмотрим какие службы занимаются делами об инсайде в России и США, а главное в чем особенности их работы? В России – это Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР), в США – это Комиссия по ценным бумагам и биржам (The United States Securities and Exchange Commission, коротко SEC). ФСФР сильная служба в соответствии с тем же 224-ФЗ обладает широкими полномочиями. ФСФР, например, может самостоятельно проводить проверки, требовать такой проверки от самих финансовых организаций, а также отзывать лицензии. Теми же правами обладает SEC. Однако в дополнение к указанному, SEC может вести оперативно-рАзыскную деятельность, прослушивать телефонные переговоры, получать доступ к почте, не говоря уже о прямых запросах к Интернет-гигантам за информацией об инсайдерах. Другими словами SEC самостоятельно возбуждает дела, собирает доказательства и представляет власть в суде. Кто-то скажет — тут нет разделения полномочий!.. Ну и что! Система работает! А у нас ОРД проводит МВД. Вы можете себе представить полицейского (вчерашнего милиционера), который будет собирать доказательства против крупнейшего акционера финансовой группы с оборотом в триллион долларов в год и его подельников в лице прокуроров и министров? Такая система изначально не работоспособна, а вот SEC ежегодно прорабатывает по 50-70 крупных дел.

3) Отсюда вытекает следующая особенность «русского» инсайда. У нас этим занимаются все, начиная от рядового трейдера до… самого верха. В стране, где 70% всей экономики – госсектор, основное инсайдерство процветает в среде чиновников и вокруг государственных или полугосударственных предприятий. По этой причине сама власть заинтересована в процветании инсайда, т.к. на этом зарабатываются большие коррупционные деньги, которые, кстати, значительно труднее признать таковыми в отличие от банальной взятки.

4) Конечно американцам помогает прецедентное право. За последние 100 лет, их правовая система обросла столькими примерами инсайдерских дел, что сейчас суды просто ищут аналогичные дела в прошлом и выносят аналогичные решения. При этом факт инсайда доказывается по предельно простой схеме. Следствию нужно доказать один из двух вариантов развития событий:

a. инсайдер (или какое-либо третье лицо) получил непубличную информацию и торговал на ее основе финансовыми инструментами;

b. инсайдер (или какое-либо третье лицо) украл внутреннюю информацию компании или госоргана и заработал на этом.

Другими словами нужно доказать лишь факт получения закрытой информации и факт заработка на ней. Никого не волнуют пострадавшие акционеры, трейдеры, ТОР-менеджеры бизнеса и т.д. Доказали один из 2-х вариантов и все.

Насколько я понял из открытых данных схема привлечения к ответственности за инсайд хорошо отработана и во многом напоминает схему привлечения к ответственности за неуплату налогов.

В России формально прецедентного права нет, и как показывает европейская практика, законодательство об инсайде очень сложно формализовать в рамках романно-германской правовой системы (которой пользуется Россия). При этом российские суды все чаще опираются при вынесении своих решений на аналогичные дела. Так что в плане работы с прецедентами у нас есть движение вперед.

5) Под занавес о строгости закона. В США за инсайд дают до 25 лет тюрьмы и штраф в трехкратном размере от прибыли полученной за счет инсайда. В России ответственность меньше – до 7 лет тюрьмы и гигантский штраф в размере до 1 миллиона рублей.

P.S. Что до рынка ИБ? Законодательство об инсайде создает немало тем на рынке ИБ США. Так, например, все американские компании должны хранить все создаваемые ими электронные документы, включая переписку по e-mail, для целей возможного расследования. Для хранения электронных документов в разных штатах есть свои правила, и их обеспечение исполнения – отдельная задача служб ИБ.

Учитывая, что российский рынок ИБ так или иначе идет по следу «загнивающего» запада, уверен, что, в том или ином виде, инсайд создаст новые темы и на нашем рынке.

Автор статьи: Царев Евгений

6 комментариев

    > В стране, где 70% всей экономики – госсектор

    Ого. Название в студию!

    Есть много мнений о доле государства в российской экономике. Вот бывший министр финансов считает, что это 50% http://ria.ru/crisis/20091005/187644688.html . Лично я в это не верю и считаю эту долю значительно выше.

    Ха! Бывший министр говорит слово «контролируется». Например, на водку акцизную марку надо — это контроль, лицензию на дальнюю связь — тоже контроль. При этом ликеро-водочный завод и оператор связи не государственные ни разу, но контролируются.

    Вы это слово не говорите, а говорите «госсектор». Ну, я что-то вообще не знаю стран с таким госсектором. Доля государства в ВВП еще встречается такая — в Китае и, наверно, Сирии. Может, в Египте. Но 70% госсектор? Чето както…

    Нет желания спорить без цифр для подсчета. Кроме того макроэкономические показатели поддаются оценке очень условно. Сколько людей столько и мнений.

    Все так. Только я не верю, что ИБ в той самой стране, где 70% экономики в госе, станет рычагом к изменению ситуации… Действующая система не даст изменить отлаженную схему и создать струкутуру аналогичную SEC… Вот както так пессимистично.

    В данном случае ИБ — обслуживающая область, она ничего не меняет, а всего лишь приспосабливается под «победителя». В этом, кстати нет ничего зазорного, специфика отрасли такая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.